?

Log in

No account? Create an account

Из детства - 4

Будучи ребенком, больше всего на свете я любил сидеть на крыше. Благо, жил я в частном доме, и мне приходилось всего лишь лезть по старым деревянным воротам, перелезать на козырёк навеса над крыльцом и я оказывался в своем любимом мире. Днем я грелся там на солнышке,  просто сидел и смотрел на широкую ленту Волги — это место было моим, моим собственным гнездом и моей крепостью. Родители об этом, конечно же, не знали — днем они работали.

Сижу на раскалённой летним солнцем крыше с отцовским трофейным цейсовским биноклем. Жадно вглядываюсь в ту сторону, где в солнечном мареве видна голубоватая полоска Волги. Пароходы, медленно плывущие по ней, справа - золотое море пшеничного поля и кажется, что там – Рамено, хотя оно в противоположной стороне и поле кукурузное, а не пшеничное, но мальчишеская фантазия не знает границ – там таинственные гайдаровские дальние страны с их тайнами, там моя крёстная - тётя Маруся и ее муж дядя Ваня. Царствие небесное вам, мои милые старики. Как много добра я видел от вас, от вашей неторопливой, неброской, милой деревенской жизни…
Кладбище было учреждено около 1776 года. Место было выбрано довольно далеко от города, по северную сторону  дороги на Александр-шанц. Предназначалось для захоронения офицеров, членов их семей и горожан.

Старых захоронений почти не сохранилось. Лишь два памятника у входа напоминают о былых днях: башня из чёрного гранита - могила погибших во время матросских волнений 19 июля 1906 года - полковника Н.И.Александрова



и
капитана I ранга А.А.Родионова ,


а рядом - массив красного гранита в память артиллеристов, погибших при взрыве на батарее "Константин" 30 ноября 1898 г.



  В глубине кладбища расположена могила сподвижника изобретателя радио А.С.Попова русского радиотехника, открывшего возможность приёма радисигналов на слух П.Н.Рыбкина.




Братская могила членов экипажа эскадренного миноносца "Стерегущий", погибших 21 сентября 1941 года.

На могиле установлен памятник в виде волны и парящей над ней чайкой. Рядом положена бескозырка. На основании памятника выложена надпись: "Стерегущий". В левой части установлены памятные таблички. На первой надпись "Здесь похоронены моряки "Стерегущего" героически погибшие в боях за Родину 21 сентября 1941 года", на второй выбито 12 имен моряков.






М-259 12 августа 1956 года в Балтийском море на подводной лодке произошла авария энергетической установки. Погибло 4 члена экипажа.
М-256 26 сентября 1957 года в Балтийском море на ПЛ М-256 произошла авария энергетической установки. Корабль затонул, погибло 35 членов экипажа.



Во время Великой Отечественной войны линкор «Марат» участвовал в обороне Ленинграда. 23 сентября 1941 года

Корабль в Кронштадте был тяжело повреждён во время авианалёта. Повреждения были вызваны прямым попаданием бомб, сброшенных пикирующими бомбардировщиками Ю-87, один из которых пилотировал ставший позже известным ас Люфтваффе Ганс-Ульрих Рудель (в мемуарах Руделя указывается, что он атаковал «Марат» дважды — 16 сентября он сбросил на палубу «Марата» бомбы массой 500 кг, 23 сентября — бомбу массой 1000 кг со специальным взрывателем с замедлением детонации). Две бомбы, предположительно весом по 500 кг, разорвались с интервалом в доли секунды — одна несколько в нос, а другая в корму от фок-мачты. Попавшая в носовую часть бомба вызвала детонацию боеприпаса первой башни главного калибра. В результате сама башня, «подпрыгнув», упала в образовавшийся пролом палубы. Носовая надстройка вместе со всеми боевыми постами, приборами, зенитной артиллерией, носовой боевой рубкой и находившимися там людьми завалилась на правый борт, рухнув в воду. Туда же упала носовая дымовая труба характерной формы вместе с кожухами броневых колосников. Погибли командир корабля капитан 2 ранга П. К. Иванов, старший помощник капитан 2 ранга В. С. Чуфистов и ещё 324 человека. В результате полученных повреждений корабль, получивший 10 000 тонн воды (при водоизмещении 23 000 тонн), был полностью затоплен и лёг на грунт у стенки на глубине 11 м. Вся артиллерия вышла из строя.

В командование кораблем вступил капитан 3 ранга Л. Е. Родичев, под руководством которого силами рабочих Кронштадтского ремонтного завода и уцелевших моряков была частично восстановлена боеспособность корабля. 31 октября 1941 года башни № 4 и № 3 смогли вести огонь, а 9 ноября 1942 открыла огонь и башня № 2.

Оставшиеся три орудийных башни и зенитные установки продолжали использоваться до окончания блокады Ленинграда.81 мая 1943 года линкору было возвращено его прежнее имя «Петропавловск».






Отец пионера-героя Марата Казея — Иван Казей — проходил военную службу на линкоре «Марат». По этой причине назвал сына Маратом.

Линкор «Марат» упоминается в "Дяде Стёпе" С.Михалкова. Там главный герой рассказывает про свою службу на Балтийском флоте:
      Ночь не спал.Устал с дороги.
      Не привыкли к суше ноги.
      Отдохну. Надену китель.
      На диване полежу.
      После чая заходите -
      Сто историй расскажу.

      Про войну и про бомбёжку.
      Про большой линкор "Марат",
      Какя ранен был немножко,
      Защищая Ленинград.

  И теперь горды ребята -
      Пионеры, октябрята, -
      Что знакомы с краснофлотцем,
      С настоящим моряком.










По сценарию учений субмарина должна была выйти в учебную атаку на флагман Балтийского флота линкор «Марат». Однако во время этого маневра линкор вместо заданного курса неожиданно повернул на подводную лодку. В итоге Б-3 попала под винты советского дредноута и затонула почти мгновенно.

Последнее погружение

С подводной лодкой погибли все 55 человек, находившиеся на борту: 39 моряков-балтийцев экипажа «Большевика», а также 15 курсантов Военно-морского училища имени М.В. Фрунзе – будущих командиров-подводников и их преподаватель-инструктор. Курсанты вышли в море на Б-3 лишь на несколько часов для прохождения практических занятий, но оказалось, что это погружение стало для них последним.

Потеря лодки и разом почти полутора экипажей стала скандалом, который оказалось невозможно скрыть. К тому же историки и свидетели трагедии в один голос говорят о том, что едва ли не главным виновником столкновения был Клим Ворошилов – нарком военмор (по нынешней терминологии министр обороны), который находился на линкоре «Марат» и лично отдал приказ о смене курса.

Двое из 55-ти погибших на Б-3 были уроженцами Владимирской губернии…

Нашли крайнего

Перед злосчастными маневрами Клим Ворошилов и сопровождавший его гость – иранский революционер и по удивительному совпадению (или, наоборот, вполне закономерно) сторонник террора Абулькасим Лахути, а также свита наркома, вдоволь наугощались в кают-компании, причем «первый красный офицер» изрядно набрался. А потом его потянуло на подвиги, и он решил показать иранцу атаки подводных лодок.

Неожиданно нарком поднялся на мостик и скомандовал рулевому: «Говорит Ворошилов! Ну-ка поверни вправо!» Командир корабля Александр Леер, начальник бригады линкоров Гордей Левченко и начальник штаба Балтийского флота Иван Исаков перечить тогдашнему министру обороны и другу Сталина не осмелились. И ушедший с расчетного курса линкор почти сразу же столкнулся с находящейся в позиционном положении (под перископом) подводной лодкой «Большевик» (она была ровесницей «Марата» и прежде именовалась «Рысь»), отправив ее на дно.

Ворошилов почти сразу после этого отбыл с линкора, а всю ответственность на себя официально взял ни в чем не повинный (кроме чрезмерной уступчивости, хотя на корабле за все отвечает его командир) Исаков. Даже в 1960-х в своих мемуарах адмирал Исаков, хотя иносказательно, прозрачно намекнул на «подвиг» Ворошилова, но открыто писать боялся, так как бывший нарком тогда занимал пост председателя Президиума Верховного Совета СССР, то есть формально был президентом страны. «Крайним» в 1935-м также сделали командира Б-3 38-летнего Александра Голоднова, благо, что он уже ничего не мог возразить.

Зернов и Короваев

Утонувшую лодку подняли уже 3 августа – через 9 дней после гибели. Погибших подводников и курсантов похоронили в братской могиле на Кроштадтском кладбище, над которой был установлен гранитный обелиск. На металлической табличке на обелиске перечислены все 55 подводников и курсантов, погибших «на боевом посту».

Примечательно, что на похоронах погибших на Б-3 в августе 1935 года присутствовали заместитель наркома обороны Михаил Тухачевский и командующий Балтфлотом Лев Галлер. Главный виновник случившегося Ворошилов и те, кто был на мостике «Марата» в роковой вечер, на кладбище отсутствовали.






























Бывшее морское лютеранское кладбище

Могила адмирала Р.Н.Вирена.
Плита восстановлена где-то в конце советского времени, явно после 1960-х.
Командовал мореходной канонерской лодкой «Посадник» (1896—1897), учебным судном «Верный» (1898—1899), броненосцем береговой обороны «Стрелец» (1900), а.с 1901 г. капитан 1 ранга и командир крейсера I ранга «Баян». С возвращением 1-й Тихоокеанской эскадры после боя 28.07 в Жёлтом море стал флаг-капитаном контр-адмирала князя П. П. Ухтомского, 23.08 за отличие произведён в контр-адмиралы и назначен командующим отдельным отрядом судов, находящихся в Порт-Артуре. В конце ноября 1904 ранен; находился в японском плену. С 1909 главный командир Кронштадтского порта и военный губернатор Кронштадта, вице-адмирал, а с 1915 - полный адмирал, с тремя орлами. 
Заколот 1 марта 1917 года штыками...




Александр Ивановия фон Круз - русский адмирал датского происхождения.








Ф.Ф.Беллинсгаузен, легендарный российский мореплаватель, адмирал и первооткрыватель Антарктиды.





Памятники Крузу и Беллинсгаузену

Кладбище находится в весьма плачевном состоянии, если не сказать «на грани исчезновения».

Часть его территории (северная сторона) используется местным населением под захоронения домашних животных, часть, вероятно, занята приусадебными участками, на одном из которых можно видеть гранитный памятник, то ли изначально там стоявший, то ли перенесённый туда позднее.

Дореволюционных памятников практически не сохранилось. Более-менее сохранились захоронения времён ВОв, которые расположены вдоль Цитадельской дороги и центральной аллеи.

В некоторых местах имеются ямы, возможно, следы попыток разграбления захоронений. Место расположения большинства захоронений в настоящее время никак не отмечено.

Если в ближайшее время не будут приняты меры к сохранению кладбища, оно может быть утрачено, либо застроено. Ещё в 1998 году многие надгробные знаки и могилы уничтожены, и полноценное описание кладбища не представилось возможным



















В сентябре 1996 года, благодаря частной инициативе немецкого историка Гюнтера Фурманна из города Йена и российского историка Б. А. Каржавина, при поддержке Народного союза Германии по уходу за военными могилами, а также Ленинградской морской базы, администрации Кронштадта, Советов ветеранов Кронштадта, Санкт-Петербурга и Ленинградской области, был установлен общий мемориальный знак в память членов экипажа советского морского охотника МО-105 и „в память о немецких моряках с подводной лодки U-250, погибших 30.7.1944 года в бухте Выборга от глубинных бомб советского охотника за лодками МО-103 и нашедших последний покой на этом кладбище“. В тот день, 30 июля 1944 года, севернее острова Северный Берёзовый, советский охотник МО-105 обнаружил вражескую подводную лодку и неудачно атаковал её глубинными бомбами. В 12 часов 42 минуты МО-105 сам был торпедирован немецкой подводной лодкой U-250. Погибло 20 человек экипажа, спаслось 9 человек. В 19 часов 10 минут лодка была потоплена МО-103. Погибло 46 человек экипажа, спаслось 6 человек.





Надпись на памятном камне - имена погибших моряков: 20 советских и 46 немецких, а также слова Гюнтера Фурманна: «Примирённые смертью взывают к миру!»




Памятник экипажу клипера «Опричник».
Он представляет собой гранитную скалу, олицетворяющую те трудности и опасности, которыми сопровождается плавание по морям, обвитую цепным канатом - в знак морской дружбы и братства, и увенчанную надломленным якорем, что символизирует трагедию моряков, бесследно погибших вместе со своим кораблем у берегов Мадагаскара.

Флагшток с приспущенным Андреевским флагом дополняет этот символ мотивом скорби.


Площадка, на которой установлен памятник, огорожена стволами старинных чугунных пушек, соединенных между собою якорными цепями. Их шесть, все они из тех четырнадцати, которые были в 1704 году доставлены Петром Великим на форт Кроншлот, где хранились потом как память. Это - самые первые пушки Кронштадта. Автор памятника неизвестен, а каменные работы безвозмездно выполнялись мастерами небольшой камнеобрабатывающей мастерской господ Иконникова и Волкова.

Этот памятник является отзвуком тех времен, когда Кронштадт был начальным и конечным пунктом всех кругосветных и дальних плаваний русских моряков. Десятки раз провожали кронштадтцы корабли, отправлявшиеся в труднодоступные и малоизвестные районы земного шара. Шли русские моряки не для разбоя и наживы, а для того, чтобы завязать дружеские и торговые отношения с иными народами, для того, чтобы открывать тайны нашей планеты. Но не всем суждено было вернуться в родную Кронштадтскую гавань. Море - злобная, коварная стихия. Иногда побеждает оно и храбрейших.




Памятник экипажу клипера «Опричник» являет собою символическую могилу для тех, кто навеки остался в глубине бескрайних морских просторов.

Летом 1858 года клипер «Опричник» - небольшое, шестипушечное парусно-паровое судно, покинул Кронштадт. Путь его лежал на Дальний Восток. Перед экипажем поставлена цель - продолжить исследования реки Амур и ее притоков, начатое другими экспедициями. Прибыв на место, экипаж клипера в течение трех навигаций успешно выполнял свою задачу. На обратном пути «Опричник» оказался в центре свирепого тропического урагана, во время которого волны, высотою с десятиэтажный дом, бьются друг о друга. Слабая (в те времена) паровая машина корабля не смогла осилить таких нагрузок, и клипер на мыс Доброй Надежды, где его ждали, так и не пришел.



На двух сторонах памятника - бронзовые доски. На одной: «Отважным морякам клипера «Опричник», погибшим в Индийском океане в 1861 году».




А на другой: «В память погибшим в декабре 1861 года на клипере «Опричник» и далее - список офицеров, с указанием точного чина унтер-офицера и низших чинов этого корабля. Всего - 95 человек.




В одном из уголков Летнего сада, справа от Главной аллеи, на небольшом пригорке высится черная стела из чугуна, на которой написано "В память человеколюбивого поступка человека. 1827 год". Внизу - изображение кормы линейного корабля "Азов", а вверху стелла украшена изображением лаврового венка.



Памятник посвящен подвигу мичмана Домашенко, бросившегося с кормы для спасения погибающего в волнах матроса. Авторы и инициаторы создания памятника адмирал М.Г. Лазарев и лейтенант П.С. Нахимов. В Кронштадте это первый памятник, который был создан методом народной стройки и установлен на средства, собранные моряками "Азова". Этот корабль первым из русских кораблей был награжден Георгиевским кормовым флагом за боевые отличия в Наварринском сражении в 1827 году.

1827 год. Восстание греческого народа против многовекового турецкого ига продолжается вот уже пять лет. Огромная Турецкая империя терзает маленькую Православную Грецию, чтобы окончательно задавить отчаянный порыв греческого народа к свободе и независимости. Правительства Англии, Франции и России заявляют о своей безусловной поддержке справедливой борьбы. Когда корабли Соединенного флота приблизились к берегам Греции, ликованию местного населения не было предела. При виде русских моряков, своих единоверцев и бескорыстных защитников, греки не могли сдержать слез.

Русской эскадрой командовал Л. П. Гейден, штаб которого находился на линейном корабле «Азов». Командиром «Азова» был капитан 1 ранга М. П. Лазарев. На этом же корабле служил мичман А. А. Домашенко, вместе со своими друзьями — лейтенантом П. С. Нахимовым, мичманом В. А. Корниловым и гардемарином В. И. Истоминым.

Боевые действия осуществлялись как на суше, так и на море. Турецкий флот уже перестал быть господствующим в этих водах. Разгром его был предрешен, и все радовались, торопя события и желая как можно скорее видеть маленькую Грецию совершенно свободной. Но Александру Александровичу Домашенко, недавно отметившему свое 19-летие, не суждено было дожить до этого светлого дня.

Однажды, когда русские корабли находились в виду острова Сицилия, разразился шторм, хлынул дождь. Послышалась команда: «Убрать паруса!» И матросы в одно мгновенье взметнулись на реи всех мачт. Но один из них оступился и, не сумев удержаться, с криком полетел в море. Мичман Домашенко в это время находился у себя в каюте. Он только что сменился с вахты, переоделся и, отпив чаю, взялся, было, за книгу. Вдруг мичман заметил, как за окном каюты мелькнул падающий человек. Отбросив книгу, он подбежал к окну, вышиб раму и с огромной высоты ринулся в бушующие волны. Проплыв значительное расстояние, добрался до утопающего, подхватил его и стал держать, зная, что их не оставят…

И помощь была близка. Весла сгибались в руках матросов спасательной шлюпки - с такой силой гребли. Оставалось сделать всего лишь каких-то два-три взмаха веслами, и люди были бы спасены. Но налетел еще один порыв шквалистого ветра. И спасательную шлюпку отнесло далеко в сторону, а головы утопающих навеки скрылись в волнах…






Много памятников в Кронштадте. Но этот - самый трогательный, самый волнующий. Десятилетия прошли с тех пор, как унесли морские волны молодую жизнь. Все новые и новые поколения людей приходят к памятнику. Меняется жизнь, понятия, представления о действительности, а чувства, вызванные подвигом мичмана Домашенко, всегда и у всех одни — восхищение и глубокое уважение к личности молодого, полного сил, человека, не пощадившего себя ради другого в трагическую минуту. Но есть еще один памятник морякам корабля «Азов». Он далеко от Кронштадта, в Средиземном море. Это надгробие белого мрамора, на могиле моряков-героев, павших в Наваринском сражении и похороненных в братской могиле на острове Сфактория (Греция).

Из дневника...

2014 год, февраль-май...

 За окном опять редкий снег. Зимы в этом году почти и не было, до середины января стояла плюсовая температуры, февраль сырой, похож больше на март – туман, дождь, иногда мокрый, мелкий снег, который быстро стаивает.
   Опять в больнице, диагноз – предынфаркт, что-то врачам не понравилось в ЭКГ. Системы-капельницы-таблетки  -  вот и всё лечение. Дома давление до 180, здесь почти всегда норма. Чувствую себя идиотом, который от нечего делать решил поваляться в больнице. Может быть завтра и уйду.
   Медсёстры по старой памяти натащили кучу неисправных тонометров, а мне в удовольствие – хоть чем-то  занят.
                                                                                                                                                                                                 18.02.14


   С квартирой одно расстройство, ничего не делается , хуже того  - тащут всё, что плохо лежит. Вот замок с двери спёрли…

      Сегодня понедельник, начало Масленицы. Весна уже совсем скоро, на улице устойчивая плюсовая погода и снега  почти нигде уже нет.
В окне бегут облака, раскачиваются деревья – ветер. На востоке светлеет, скоро покажется солнце и на душе как-то покойно. Посмотрел на светлеющий край неба с пробивающимися лучами и почему-то вспомнилось раннее детство. Если уходить «туда» вот в такое время, как сейчас – не страшно и легко, будто «там» тебя ждёт встреча с теми, кто ушёл раньше, по кому ты так часто тоскуешь и вспоминаешь всё чаще и чаще. И отходит всё то, что с тобой сейчас, всё становится ненужным и ничего не жалко оставлять – ты становишься по-настоящему свободен…
   В пятницу ходил в парилку (сбежал из больницы после обеда), напарился так, что вечером  всё плыло перед глазами , как на карусели, видно, своё я уже «отпарился». Вспомнил, как ходили в последний раз с отцом в баню, как ему там стало плохо. И вспомнил его взгляд, его глаза – он как бы прощался . Может быть и мне уже начинают «звонить» оттуда?..
   В субботу ещё раз просматривали потенциальные квартиры и остановились на «лебедевской». На Якорной начали «гнуть пальцы» и как-то пропал к этой квартире интерес, тем более она и раньше не очень нравилась – комнатки маленькие, неудобные. На Карла Маркса (напротив «Дерева Желаний») квартира примечательна только тем, что стоит в «козырном» месте, а сама убитая и планировка никакая – сказывается то, что после национализации в послереволюционные года планировка перекраивалась под нужды пролетариата. А на Лебедева -  старинный дом, добротный, чем меня и привлёк. Ну а ремонт «под себя» надо делать в любой квартире по переезду, зато там высокие потолки, толстые стены, большие комнаты. Правда, третий этаж. Но ничего и, как кажется, нормальные соседи – а это главное.
                                                                                                                                                                                                   24.02.14.


   Что-то очень просилось на бумагу, но времени не было и мысли ускользнули. Казалось, что это такое, что все ахнут, но мысли не осталось и никто не ахнул.
                                                                                                                                                                                                    12.03.14


   Майские праздники (кстати, как и новогодние) ускорили бег времени. Казалось, только вчера был Первомай, а сегодня уже 20, месяц почти прошёл.
 Давление немного нормализовалось – от 190 в начале месяца до 160 сейчас. На табурет просто так уже не запрыгнуть нужно помогать, держась за что-то и подтягиваться на руках, тело дряхлеет, ноги к вечеру начинают отекать.
 На двери подъезда повесили объявление, чтобы съехали все, кто выписался (т.е. получили квартиры) Сколько ещё это продолжится - бог весть.  «Чурок» это не касается – они всё прибывают и прибывают, как тараканы на мусор. Кстати, мусор вывозить перестали, подъезды постепенно загаживаются.
                                                                                                                                                                                                   20.05.14

   Ощущение чего-то быстро и неотвратимо уходящего
   Всю неделю давление большое, от 160 да 200, самочувствие скверное, слабость.
                                                                                                                                                                                                    23.05.14

Из детства - 2

Детство.  Поднимаемся по лесной тропинке, трава цепляется за ноги, мы ещё пацаны, всё впереди, смерти не существует, все ещё живы и всё впереди.  Лес полон звуками – птицы, шорохи, голоса звучат как в храме – с эхом, пахнет дубовым листом – непередаваемый запах детства.



Рамено,  сено, черёмуховые соцветия между страницами книги Бианки. Дома звенящая деревенская тишина, прерываемая лишь иногда то мычанием коровы, то кудахтаньем кур. Запах бани в дождливый холодный субботний вечер и после мытья жаркая истома в деревенской избе. Всё просто и мило до слёз.



Куда же ты убежало моё милое доброе детство… Желтое море колосьев, на которое так приятно смотреть, сидя на ветке одного из двух дубков, растущих сразу за домом. День кажется необыкновенно долгим, как и все летние каникулы и вся твоя пока ещё такая маленькая жизнь.

Из детства.




Пахнет теплом, горячим мучным запахом свежих пирогов, голоса приглушённо-празднично как бы гудят в этом упругом, вкусном воздухе,  Дядя Ваня в свежей рубашке по случаю приезда гостей улыбается, глаза щурятся от предвкушения застолья с близкими и родными людьми.
За окном чистейший воздух, напоенный ароматами леса, тут и запахи свежескошенной травы, и запах терпкого дубового листа переплетается с пронзительным запахом сосновой хвои, в воздухе летнее марево, слышен стрекот кузнечиков в траве. Неподалёку желтеет поле. И кажется, что этому блаженству не будет конца…


…Идём в лес. Сашка, как более опытный и старший ведёт на свои места. Потихоньку начинаем курить втайне от взрослых, у нас свои потаённые места, где можно делать всё, что ни пожелаешь. Тут и первые детекторные приёмники, шорохи эфира в наушниках, услышанные ночью на чердаке дома, куда мы перебирались на ночлег летом. И так это было таинственно и волнительно, что не передать словами, и сюда вплетается гордость за себя самого, что ты сам сделал это всё своими руками… Плели кольца из цветной проволоки, из двойного плоского провода делали себе ажурные ремни – такая тогда была мода.

Днём запускаем (вернее смотрим как запускают) планер. Из «Посылторга» одному из мальчишек прислали модель планера для сборки и вот уже гурьбой мы несёмся за счастливым обладателем … по полю и задрав головы смотрим как парит в небе хрупкий самолётик и убеждённо говорим друг другу, что тоже выпишем себе такой же  ( конечно, почти никому не удавалось осуществить эту мальчишескую мечту – денег лишних у родителей не было, но мы особо и не переживали за это).


Зато было много другого – рогатки с резинками от шланга, как они здорово стреляли «чугунками» - осколками от старого чугунка.

Тут и походы за дулей на большую грушу к соседям, и «охота» на шершней, которая однажды закончилась укусом одного из нас и охота  охотиться  дальше как-то разом  отпала.


 Ждали «Духов день» - следующий день за Троицей. Тут заранее готовили насосы, банки, брызгалки – надо было в этот день обязательно кого-то облить, такой праздник воды что ли. И никто не был в обиде…Ближе к полудню бежали на пруд. Мне больше нравился «Мельников». Там был песчаный берег, полого дно, относительно чистая вода и небольшой мысок с двумя деревьями, с которого мы устраивали прыжки в воду…  Недавно, приехав на родину, забрёл на это место, всё изменилось до неузнаваемости. Нет песчаного берега, не поля с картошкой за ним, нет уже тех деревьев. И так защемило сердце, что больше никогда не вернётся та славная, счастливая пора под названием  Детство…


Бежим воровать горох на поле, там ездит на лошади объездчик и иногда нам перепадало от него. Или кувыркаться на соломе в стогах, за это тоже попадало…
Ближе к вечеру получали пятак на кино в клуб, куда катились разношёрстной, галдящей гурьбой. И не важно какой был фильм, важно, что он был и мы все собирались вместе и это было всегда через день, когда привозили кино в клуб.
Вечером, уставший и переполненный впечатлениями валишься на кровать в сенях и мгновенно засыпаешь под мерное хрумканье коровы в сарае и под запахи трав, пучки которой развешаны там и сям. Но всё это ты начинаешь чувствовать потом, став уже взрослым, когда уже никак не вернуть назад то, что сейчас тебе кажется обыденным и само собой разумеющимся и не стоящим какого-либо внимания.
А утром – солнце, звенящий воздух, новые приключения, новые впечатления, и жизнь пока длинна и бесконечна…

Местный говор

Страна у нас огромная и когда приезжаешь в какое-нибудь ранее незнакомое тебе место, слышишь, что говорят-то там немного не так, как у тебя дома. Тоже по-русски, да вот как-то по иному. И слова некоторые непонятны, ранее не встречавшиеся, и ритм речи другой. всё это и составляет такую штуку, называемую "местный говор" , по научному - сленг, диалект.

Там, в маленьком провинциальном городке Сызрани, где я родился и прожил бОльшую часть своей жизни, тоже свой,особенный говор, сразу отличимый по первым же звукам, если доведётся его слышать где-то в других краях, по которому сразу и безошибочно узнаёшь своего земляка.
Стал записывать местные словечки, которые зачастую встречаются только в наших краях и с удивлением увидел, что набралось-то их не так уж и мало. Зато, когда перечитываю и вроде бы вновь возвращаюсь туда, где родился и жил...

         










1.jpg








СЫЗРАНСКИЙ  СЛЕНГ



- айдате. пошлите – пойдёмте;

- бабайка – каракулевая фуражка;
- балакирь - крынка, горшок для молока;
- баретки – обувь;
- бают - говорят;
- биток (разбиток) – массивная шайба, которой разбивали стопку монет, а потом били по ним ребром этой шайбы, чтобы      перевернуть их;
- ботнуть – стукнуть, ударить;
- брылять – брызгать;
- брылы навесить – нахмуриться;
- брязнуть - ударить;

- вальнул – удивил чем-то;
- варлаган – рослый подросток;
- вварить (ввалить) – шлёпнуть ладонью по попе(в воспитательных целях);
- веньгаться, извеньгаться – баловаться, капризничать; (Ф.Чернавская)
- вечор, вчерась – вчера;
- взбулгачить - внести суматоху;
- вздарнанычить - вздёрнуть, растрепать;
- взлягышки(имеется ввиду - бежать взлягышки) – торопливо, вприпрыжку;
- веньгаться - баловаться, капризничать;
- восейко – недавно;
- вошкаться – медленно что-то делать;
- вчерась – вчера;
- выкобениваться – упрямиться, выламываться;
- вытраска - озорная, школдливая;

- глухо (наглухо) – здорово;
- гоже – хорошо;
- голик – веник из голых прутьев, типа метлы (им обычно обметали снег с валенок);
- голицы – тонкие, холщёвые рукавицы;
- «голые» - хромовые сапоги зимой (без калош);
- голуман – глумливый, придурковатый; (М.Самарцева)
- голяшки – голые ноги, ляжки;
- гулёна – ну как бы «не сидящая дома», шастающая ;
- гусарки - род обуви, подобно щтиблетам; ( В.Януш)

- давеча (даве) – накануне, недавно;
- дать лупанцев(в отношении шалуна) – наказать;
- догонялки – салки;
- дозебрился – добрался (до чего-то спрятанного, запретного);
- «дутики» – коньки;
- драндулетка – вид саней (типа финских), согнутых(изготовленных) из одного цельного
  металлического прута;
- духовое (мыло) – цветочное мыло, не хозяйственное;
- дошлый – смышленый;

- ералашный - вздорный, шумный, крикливый;

- жакетка – женская, плюшевая куртка;
- жёстка, лямба, мохнушка, чика(-ла; -лка) – кусочек овчинной(реже кроличей) шкурки с
   грузилом для игры в  лямбу.

- закрои – ставни окон;
- заныкать – запрятать;
- запирка – засов;
- запон – фартук;
- запсотить  - засунуть, запрятать и забыть;
- засухарился (новообразование) – засох (про хлеб);
- запон – фартук;
- защеблинок – маленький кусочек; (Ю.Степунин)
- зевластый - шумный, крикливый;
- зыбка – деревянная колыбелька, подвешенная на пружине к потолочной балке в
   деревенской избе;

- кадушка – деревянная, дубовая бочка;
- калякать (покалякать) – разговаривать;
- «канадки» - коньки;
- канючить – нудно выпрашивать что-либо;
- квёлый – вялый, заторможенный (В,Януш);
- «кирпичик» - прямоугольная буханка хлеба;
- клаужина - лужа;
- клек – игра наподобие городков, но с одной рюхой (клёком);
- «попа-гоняла» - то же самое;
- «кол» - в смысле «рубль», «два кола» и т.п.
- колобродить - ходить попусту, бесцельно;
- корочки – мужские туфли;
- комышек – комочек;
- косырь – большой широкий нож, которым пользовались при мытье некрашеных полов,
  скоблили косырём половицы, а иногда и некрашеные кухонные столы, лавки;
- крендель - сушка. баранка;
- крица (о тесте, когда оно не подошло, жёсткое, клёклое);
- кулёма – неуклюжая простодыра;
- кулюкушки – прятки;
- курочить – ломать что-то;

- лепень, лепешок – пиджак;
- лёдова  - ледяная;
- лушпайки - картофельные очистки;
- лядащий - слабый, слабосильный;
- лямба  - дворовая игра, заключалась в том, кто больше сумеет подбросить одной ногой
   собственно лямбу, (жёстку и т.д.) без касания её земли;
- люса, люсить – изворачиваться (в детских играх), говорить неправду;

- маненько – маленько, немного;
- маринатка – короткая стёганная кофта с рукавами;
- мешЕчек – сызранское произношение слова мешочек;
- «москвичка» - мужское полупальто 50-х годов;
- мырнуть – нырнуть;

- надюзгался – напился (водки);
- надысь – совсем недавно;
- накой – зачем;
- налётный(ругательство) – наверное типа того, кто налетел;
- намо чай – неужели; (М.Самарцева)
- наничка – изнанка;
- нештяк – неплохо, хорошо;
- «нештяк» - хороший парень;
- ноньче – ныне;

- обангличанить(новообразование) – перевести с английского;
- оглашенный - это в смысле сумашедший,я так понимаю..ну не совсем сумашедший,а
                           так-чуточку; (Е.Гуреева)
- отутбило – отошло, прошло( про боль);

- палишки - большие лепёшки из теста, поджаренные на сковородке;
- перебулгачить - внести суматоху;
- перерахался (нарахался) – испугался;
- печурка - ниша в печку, куда после зимних прогулок складывали  мокрые варежки;
   чтобы наутро вынуть их сухими и тёплыми;
- пинки – тапочки;
- пиньжачок – пиджак;
- «пирожок» - мужская шапка-папаха 60-х годов;
- побасЁнки-то есть анедоты;
- подзорник – вид постельного белья;
- помидора (не путать со словом «помидор»);
- посулить – пообещать;
- пошто – зачем;
- припечек – шесток в русской печи;
- присусендиться - присесть рядом;
- притямиться - пристать с докучливым вопросом;
- причелинка –
- прохлить - это новообразование 60-70-х, пойти без билета, на халяву;
- пымать – поймать;


- разнагишаться – раздеться;
- рахаться, нарахаться – испугаться;
- «рогановка», путяга – ПТУ (профессионально-техническое училище);

- сапка – то же, что и тяпка;
- сарычит (глагол) – про дождь, например –дождь сарычит;
- сверзиться - то же, что и съярашиться;
- сдоньжить – нудно что-то выпросить;
- секи – смотри;
- сиргарга – то же, что и вытраска, непоседа;
- склизкий – скользкий;
- скобёлка – скоба для чистки обуви перед входом в дом;
- солощой – непритязательный в еде;
- сорвачка - производное от слова сорванец;
- сорок один – ем один – поговорка;
- сорок восемь – половину просим – поговорка;
- сошейка – шоссе, шоссейка;
- стремага, стрёмный – чудной, необычный;
- стрёмно – стыдно, непрестижно;
- суглобина -
- сугорбился - согнулся, сгорбился;
- судорга – суматошный, нервный человек;
- съярашиться - упасть откуда-либо;

- теперича (таперича) – теперь;
- труска – кролик;
- тряпичник - сборщик утильсырья на лошади;
- тюк тю-лю-люк - ;

- удрюпаться – плюхнуться с целью отвоевать себе место для сидения;
- ужо – потом;
- ухайдакаться – устать;

- форсить, форсный – модничать, модник;

- хабалить, хабалка, хабалда  – озорничать, озорница;
- хайорить – баловаться;
- хозявы – хозяевы;

- чай – присказка в обыденной речи;
- чай чё – а что?;
- чапельник - сковородник;
- чебурдой – скопом, беспорядочно;
- челепня – малышня;
- черёзвый – трезвый;
- чё-чё – костычё  - присказка в разговоре на докучливый вопрос;
- чёсанки – твёрдые валенки под галоши;
- четырёхквадратный(слово, изобретённое моей мамой) – то же, что и квадратный;
- чисельник – календарь;
- чичвара – очень уж разборчивый в еде;
- чувяки - тапочки;

- шабры, шабрёнка – соседи, соседка;
- шалапутный – бестолковый, вздорный;
- шандарахнуться – упасть с громким звуком;
- шваркнуть – ударить;
- шементом – быстро;
- шибздик – маленький мальчуган;
- шлёпнуться – упасть;
- шобонник (шабойник, шобойник) - от нашего исконно сызранского - шобон(ы) - рваньё,
                                                                лохмотья;
- шуба!(возглас) – предупреждение об опасности, то же, что и атас, атанда.

- эндль - из ряда "чать, чай, ба-а". Kaшпирские так говорили. В переводе что-то вроде
                                                         "даже" : напр., бежала, как угорелая, эндль запыхалась


 Когда кто-то задерживался с приходом-"с Красной горки за Сызран"-долго идет.

При каком-нибудь удивлении говорят раскатисто: БА-А-А!

А теперича, не то, что давеча.

А еще есть манера проглатывать согласные и гласные звуки.

Вместо бабушка говорят баушка.вместо знаешь говорят знашь,
при  игре в прятки "тюк тю-лю-люк!"

Очень редко услышишь слово ЗАЧЕМ, вместо этого в Сызрани говорят НАКОЙ(ударение на О).

НАДЫСЬ(ударение на Ы ).Означает недавно.
МАГАЗИН ( ударение на вторую А ).Когда что-то КАНЮЧИЛА (выпрпшивала) у бабушки,то она мне говорила:,,УЖО (ударение на О ) куплю.Значит потом когда-нибудь.

А теперича, не то, что давеча*)))

В Сызрани говорили в детских играх не «водит», а «мается», «догонялки», а не «салки».


По молодости многие из нас стеснялись своей малой родины, слово Сызрань с чъей-то "лёгкой руки" звучало с экрана телевизора уничижительно, было синонимом глухой провинциальности наряду с Урюпинском, и когда нас спрашивали - откуда мы, смущаясь говорили - Самара, Тольятти...

Прости меня, моя милая родина, это я только сейчас понимаю, как ты мне дорога, как я тоскую по тебе, когда ты являешься мне во снах и я снова хожу по твоим улицам, молодой и беспечный, у которого впереди ещё целая жизнь. А гордиться нам есть чем - где ты ещё найдёшь такие помидоры (или, как у нас всегда говорили - помидорУ), как в Сызрани? Сызрань признана столицей помидоров! Здесь проходит ежегодный праздник "Сызранский помидор", на который приезжают даже из- за границы, вместе с этим праздником проходит международный фестиваль "Серебряные трубы Поволжья". Сызранская мука ещё с дореволюционных времён славилась по всей России и шла на экспорт. И в сочетании с вкуснейшей водой из раменских ключей хлеб в Сызрани всегда был самым вкусным. Рядом я могу поставить только московский.

Я люблю тебя, мой родной город, хоть и редко говорю об этом, ты уж прости меня за это...

О жизни

22.jpg
2.jpg   Я стал бояться смерти. Нет, не своей смерти, а смерти вообще, внезапной. Боюсь чего-то не успеть, будто меня за это «не успею» кто-то впоследствии будет укорять…




А вообще-то, умереть не страшно, ведь, наверняка, в каждом из нас где-то в глубине души теплится надежда, что «там» мы вновь будем с теми, кто ушёл раньше нас и кто был нам на этой Земле  бесконечно  дорог…

Михаил Веллер

Если такой танцор, как Николай Цискаридзе, может в порядке трудоустройства занять место ректора Вагановского училища, с которого ради него тут же и в его присутствии выкинули действующего ректора, любимого учениками и отдавшего Вагановке жизнь... Если такой дирижер, как Валерий Гергиев с одиозным деспотизмом подминает под себя всё, до чего удаётся дотянуться... Если такой режиссёр, каким Никита Михалков был в тридцать лет, обретает прозвище Никиты -бесогона и способен бить ногой в лицо человека, которого охранники гнут к полу, заломив руки, и сохраняет после этого рукопожатость... Если такой актер, как Михаил Боярский, лучший д'Артаньян на киноэкране - становится доверенным лицом просроченного президента на заведомо грязных выборах, продолжающего вести страну в пропасть третьего мира... Если такой писатель, как Даниил Гранин устойчиво процветает при всех режимах, партсекретарях и губернаторах, от Хрущева и Толстикова до Путина и Полтавченко, неизменно награждаясь за честь и достоинство... Если такие певцы, как Пугачева и Киркоров рекламно венчаются в храмах вплоть до Иерусалимского, принимая подарки и поздравления корпорации, и все знают... Если эти люди есть по заслугам знаковые фигуры современной русской культуры, то дерьмо мы народ. И так нам и надо. И имеем то правительство, которого заслуживаем. И в конце тоннеля - не то расстрельная стенка, не то свечение болотного газа над обрывом И провались оно всё пропадом. Потому что когда совести нет у людей, делающих культуру - тогда скоро не будет вообще ничего.

                                                                                                                                                           

  Михаил Веллеp.

Осень в моём городе.




























Я люблю в этом городе осень

Над собором кружится листва,
На оранжевых крыльях уносит
Перелетные капли дождя.
Обожаю закат над заливом
И в вечерней прохладной тиши
Наблюдать как огни переливом
Пробегают по дамбе вдали.
Я люблю прогуляться по скверам
На мостах с сентябрем помолчать
Я по слякоти нашей , наверно,
Даже в Африке стал бы скучать.
Обожаю в июне с рассветом
Провожать уходящий корабль
Кто - то скажет: "Июнь?- Это-ж лето!"
Но в Кронштадте и летом октябрь!

Oct. 21st, 2016



Сходимся с людьми потому, что ищем сходные точки созвучия своих эмоций, но , как часто бывает, один любит, другой делает вид, что тоже любит, и не важно что – другого человека, того, что напротив, его ли увлечения и интересы. ..